Кладбищенские стоны

Кладбищенские стоны. Валерий Карибьян
© Обложка: Валерий Карибьян

Никакая часть этого рассказа не может публиковаться где бы то ни было без разрешения правообладателя.

***

Первый день

До ближайшей могилы от забора рукой подать. Огород располагался на склоне и тянулся вниз от бэкярда на холме практически до самого кладбища. Фасад выходил на другую сторону, где росли цветы и две пышные черешни. Куда приятнее было возиться здесь, ухаживая за красивыми бутонами и собирая спелые ягоды, нежели за домом внизу, где росла картошка и сорняки по соседству с мертвыми.

Каждое лето Дэнни гостил до сентября в доме тети Хелли, двоюродной сестры его мамы. Казалось, эта деревушка захолустного южного штата даже сейчас сохранила свой первозданный облик, как будто не прошло и ста лет с момента ее появления на этой земле.

Отправка мальчика к тете давала возможность его одинокой матери подзаработать и скопить немного денег, на которые они могли жить после каникул Дэнни, а заодно обеспечить его самым необходимым для учебы в новом году. Что касается Хелли, то для нее племянник был хорошим рабочим подспорьем на все лето, и она практично использовала эту возможность.

Он всегда появлялся здесь во вторую пятницу июня, когда школьные дела заканчивались, но в этот раз приехал на неделю раньше.

За забором, своим боком тянувшимся вдоль огорода от кладбища к дому, раскинулась бейсбольная площадка. Помогать тете приходилось с утра до вечера, и Дэнни редко удавалось поиграть с соседскими мальчишками.

В этот раз он снова был занят — ближе к кладбищу росла амброзия. Назойливый сорняк, разросшийся вглубь и вширь на несколько метров, нужно было рвать с корнем, что оказалось непростой задачей.

Заработались дотемна. Становилось жутковато. Соседство загробного мира тревожило мальчика. Он старался не смотреть в сторону могил. На кладбище царила тишина, но любопытство побуждало Дэнни время от времени поглядывать в сторону надгробий. Внезапно нечто белое промелькнуло среди плит! Краем глаза он уловил чей-то силуэт!

— Там кто-то есть, — произнес он шепотом.

Тетя Хелли равнодушно посмотрела в темноту:

— Нет там никого.

— Что-то белое. Пробежало возле могил, — настаивал Дэнни.

— Не городи чепуху.

— Но я видел!

— Пошли в дом. Хватит на сегодня.

С поля доносились веселые крики и громкие шлепки от ударов битой по мячу.

— Дети еще играют. Можно я тоже?

— Сходи на полчаса.

Он тут же забыл про видение и радостно побежал к остальным. Махнув через забор, Дэнни сразу очутился в гуще событий. Игра кипела, мяч отбрасывало по сторонам, дети носились от базы к базе…

Вскоре игра закончилась, и все начали расходиться. Повесив майку на плечо, Дэнни зашагал к забору. Он перелез через ограду обратно в огород и стал подниматься к дому. Дойдя почти до самого верха, мальчик остановился. До него долетел странный звук. Кажется, это был стон… там — внизу… неясный, отрывистый… Вот, опять. Похож на звон скрипичной струны. Замолкает на несколько секунд и появляется снова. Он посмотрел в сторону кладбища. Через мгновение уже явно послышался женский плачь. Неожиданно на него подул холодный ветер. За забором, не касаясь земли, пролетела фигура в белом и дымкой испарилась среди надгробных плит. Испуганный Дэнни что есть силы побежал к дому, залетел по скрипучим ступенькам на второй этаж и спрятался под одеялом в своей комнате. Он хотел побороть страх и подойти к окну, которое выходило на кладбище, чтобы разглядеть получше, кто там бродит, но так и не решился.

Всю ночь в комнате слышались шорохи. Было чувство, будто кто-то сидит в углу, в старом кресле, а детская кроватка, которую смастерил еще при жизни теткин муж мистер Тумб, раскачивалась где-то рядом, отчего звенели прикрепленные к ней погремушки.

Дэнни охватил ужас…

Второй день

Запели петухи. Вскоре солнце пробилось в окно и своими лучами осветило злосчастный закуток, где стояло кресло с кроваткой. Мальчик вылез из-под одеяла. В комнате он находился один.

Наступило воскресенье. Никто в доме не работал — железное правило. Тетя любила валяться на диване и читать книгу. Племянник мог свободно распоряжаться своим временем, но после жуткой ночи ему было не до веселья.

— Хелли… — Он зашел в комнату тети взъерошенный и помятый.

Увидев его таким, она рассмеялась:

— Ты чего, Дэнни? С кровати упал, что ли?

— Я-я… — неуверенно протянул он, — вчера вечером кто-то бродил… там — внизу, за забором… — Он показал пальцем в сторону окна за спиной тети.

— Опять за свое. Ну кто там может бродить?

— Призрак, — неуверенно ответил мальчик.

— В голове у тебя призрак, — улыбнулась Хелли.

— Но я слышал стоны.

— Это просто голодные койоты.

— В комнате кто-то был.

— Брось фантазировать. — Хелли махнула рукой. — Возьми лучше деньги и сходи в лавку.

Он взял купюры из вазы, стоявшей на комоде, и понурый зашаркал к двери.

У входа в лавку, натянув на глаза потертую бейсболку, в кресле-качалке дремал мистер Стэнли — местный старожил.

— Мистер Стэнли.

— Что?! — От неожиданности старик дернулся. — А, это ты, Дэнни! Давно приехал?

— Пару дней назад.

— Ты откуда и куда? — бодро спросил старик.

— Из магазина — домой.

Мальчик немного потоптался на месте и заговорил шепотом:

— Мистер Стэнли, на кладбище по ночам кто-то бродит.

— С чего ты взял?

— Вчера слышал стоны.

— Наверное, голодные койоты.

— Тетя Хелли тоже мне не верит… Но я видел человека…

— Человека?

— …А когда прибежал в комнату, там началась какая-то чертовщина…

— Что еще за чертовщина? Не может быть. — Старик удивился, но Дэнни несколько раз настойчиво кивнул.

Странно взглянув на мальчика, мистер Стэнли промолвил:

— Ты ступай и… потерпи. Может… оно пройдет через день-другой.

Близилась ночь. Тетя Хелли не разрешала спать при свете. Он стоял у окна и разглядывал силуэты надгробных плит благодаря единственному фонарному столбу, освещавшему бейсбольную площадку: кусочек света от него падал на край кладбища за забором и не давал комнате оставаться в полном мраке. Дэнни различал предметы мебели, и от этого ему становилось спокойнее. Чтобы добавить больше света, он зажег свечку, которую накануне предусмотрительно прибрал в чулане вместе со спичками.

Он не хотел казаться трусом и проситься спать в комнате тети. Но никто не верил его словам…

Неожиданно, как в прошлый раз, поднялся ветер. Яблоня за окном начала гнуться, издавая отвратительный треск. Листья на ее ветках громко зашелестели. Свечка внезапно потухла. Послышался стук о стекло! Это в окно прилетел камешек! Дэнни вздрогнул и отошел. Через пару секунд прилетел еще один! Вздрогнув опять, мальчик попятился назад и уронил свечу. Кресло в углу закачалось, противно ерзая по деревянному полу. Он обернулся, но оно оказалось пустым. Еще один камешек! Дэнни споткнулся и упал, продолжая тащиться по полу назад, вглубь комнаты. Затряслась детская кроватка, забренчали погремушки. Он обернулся еще раз, но в углу никого не было. Очередной камешек ударил в стекло с большей силой, чем прежде, и оставил в нем трещину! Дэнни бросился в постель, закрывшись одеялом по самую голову.

На какое-то время наступила тишина. Потихоньку он высунул наружу свою макушку, чтобы оглядеться и… застыл от ужаса! В комнате кто-то был. Сначала он это почувствовал, а затем уловил в темноте сбоку очертания человека. Мальчик медленно повернул голову. В кресле сидела женщина в белом. Ее лицо скрывалось за черными волосами, свисавшими почти до самого живота, а платье было перепачкано глиной. Она протянула дрожащую руку к детской кроватке и стала ее раскачивать. Послышалось сопение младенца. Из кроватки показались крохотные ручки, пытавшиеся схватить звенящие погремушки.

— Ла-а-ар-ри-и-и… — леденящим голосом протянула женщина. — Почему ты нас убил, Ла-а-ар-ри-и-и?..

Она принялась все сильнее и сильнее раскачивать кроватку. Младенец начал хныкать. Еще сильнее! Ребенок громко заплакал!

— Иди к нам, Ларри!!! — закричала женщина и подалась вперед, обнажив свое мертвое лицо.

Дэнни отключился.

Третий день

Проснувшись следующим утром и не позавтракав, Дэнни понесся к лавке, надеясь застать мистера Стэнли на его привычном месте. Выслушав сбивчивый рассказ бледного, как полотно, мальчика, старик поведал одну местную историю:

— У покойного мужа Хелли, которого звали Ларри, до твоей тети была другая семья: молодая жена Мэри и годовалый младенец Чарли. Как-то раз Ларри Тумб забирал их от мамы Мэри, где они гостили некоторое время, и повез на машине домой. Разбитый автомобиль нашли в нескольких милях от их жилища. Мать и ребенок погибли на месте. Тумб пребывал без сознания, но потом выжил, пришел в себя в больнице через несколько часов.

Это случилось четвертого июня, на следующий день после дня рождения Мэри. В тот день Тумб сел за руль пьяным. Назначили суд, ему дали срок. Когда он вышел спустя пару лет, то вернулся в дом и по прошествии года женился на Хелли.

После этого с ним начали происходить странные вещи. Говорят, он забивался в угол комнаты наверху, показывал пальцем в пустоту и кричал:

«Она здесь! Она пришла за мной! А ты! Ты! Перестань плакать, слышишь!»

Так продолжалось два месяца, пока Тумб не сошел с ума и не умер.

Его похоронили на окраине кладбища, подальше от первой жены и маленького Чарли. Говорят, теперь Мэри никак не может отыскать мужа, который погубил ее и своего собственного ребенка, поэтому каждое третье июня — в день ее рождения, и каждое четвертое июня — в день их гибели с Чарли, жена бродит вокруг и ищет мужа, чтобы забрать его на тот свет.

Завершая свой рассказ, мистер Стэнли вздохнул.

— Такая вот история. Через год все повторится снова. Но к тебе лично, Дэнни, это не имеет никакого отношения. Так что не стоит опасаться, сынок. Просто приезжай в следующий раз после четвертого июня…

Читать рассказ: Годфрид ван де Берг

2019-2022 © Валерий Карибьян. Все права защищены. Только для чтения на этом сайте. Копирование текста без разрешения автора запрещено. Рассказ «Кладбищенские стоны» публиковался ранее под псевдонимами Морган Стейси и Стейси Кот.

Поделиться: